Дата публикации: 09.06.2021
Маркировка товаров в России – состояние и перспективы

Для чего России цифровая маркировка товаров?

Вопрос во многом риторический. Конечно, Россия внедряет маркировку и прослеживаемость товаров по тем же причинам, что и другие страны – большие потоки контрабандной и поддельной продукции, масштабы которых зачастую даже трудно оценить, прямо угрожают здоровью населения, создают неравные условия конкуренции на рынке и лишают законного заработка добросовестных предпринимателей. К тому же, не стоит забывать и об увеличении налоговой базы, являющейся важным фактором экономического благополучия любой страны.

В случае же Российской Федерации проблемы, вызываемые этими причинами, многократно усиливаются из-за поистине континентального размаха страны – РФ граничит с 18 странами, часть из которых известна не только деловой активностью, но и как транзитные направления криминальной и террористической деятельности. Так что, внедрение маркировки и прослеживаемости товаров в российском случае является частью более широкого контроля собственной территории и границ. В денежном же выражении потери федерального бюджета оцениваются от 100 миллиардов до полутора триллионов рублей ежегодно (по понятным причинам точные цифры остаются неизвестными).

Критика маркировки.

Несмотря на очевидную пользу маркировки товаров, в средствах массовой информации довольно много критики этого нововведения. Основных мотивов критики два:

  • Стоимость собственно маркировки и её инфраструктуры, закладываемая в конечную цену товара.
  • Риск того, что маркировка потенциально является инструментом, работающим в пользу крупных производителей. С помощью маркировки крупные производители и дистрибьюторы имеют возможность упрочить своё доминирующее или даже монопольное положение на рынке.

По первому аргументу достаточно сравнить стоимость маркировки со стоимостью товара и вывести, на какой процент от имеющейся может повыситься цена товара, если такое произойдёт. Притом, что цена любого товара в России сейчас измеряется в сотнях (редко когда в десятках) рублей и выше, стоимость маркировочной наклейки равна 65 копейкам. То есть, речь идёт о десятых долях процента, если не сотых и тысячных. По стоимости же оборудования, которое торговые точки должны приобрести, его стоимость сопоставима с POS-терминалами, к удобству которых все уже давно привыкли. Как можно заметить, их покупка магазинами к сколько-нибудь заметному росту цен не привела. К тому же, в некоторых случаях такое оборудование предоставлялось бесплатно, либо же его стоимость компенсировалась государством. В последнем случае влияние маркировки на стоимость равно нулю.

По второму аргументу можно сказать то же самое – если бы стоимость маркировки была высока, то да, аргумент был бы действительным. Но при низких или даже нулевых затратах данный аргумент теряет всякую состоятельность. Дискриминация же при внедрении маркировки, действительно, появляется – но не против мелких предпринимателей, а против участников незаконного оборота товаров, что является красной нитью внедрения маркировки в целом

При этом, критиками совершенно игнорируется очевидный выигрыш потребителя, являющегося конечным целевым пунктом всей цепочки от производителя до розничного продавца – возможность убедиться в происхождении, качестве и законности оборота приобретаемого товара.

Хронология, вехи маркировки в России.

В России внедрение маркировки и прослеживаемости товаров началось ещё в 2006 году. На сегодняшний день можно наблюдать очевидный прогресс как в цифрах, так и в восприятии маркировки всеми участниками оборота товаров, включая конечного потребителя. В настоящее время на территории Российской Федерации маркировкой охвачены более полутора десятков товарных групп.

Охват рынка можно проследить на примере алкогольного рынка. Количество организаций, участников алкогольного рынка зарегистрированных в базе данных ЕГАИС – более 190 000 юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, мест осуществления деятельности – более 550 тысяч. Количество сканирований измеряется десятками миллионов. Таким образом, вопрос лояльности участников рынка по отношению к нововведению можно считать исчерпанным.

Федеральным оператором маркировки является центр развития перспективных технологий (ЦРПТ). На основе государственно-частного партнерства ЦРПТ создает единую национальную систему цифровой маркировки и прослеживания товаров — «Честный знак».


Перспективы с точки зрения развёртывания по ЕАЭС.

С учётом развития Таможенного Союза, а затем ЕАЭС, логично было бы ожидать распространения положительно зарекомендовавшей себя практики и на страны-участницы ЕАЭС: Казахстан, Беларусь, Кыргызстан и Армению.

В то время, как в вопросах построения общего экономического пространства и взаимной торговли, в частности, есть заметный прогресс, такого же прогресса в области маркировки и прослеживаемости товаров только предстоит достичь. По уже известным причинам российский вариант маркировки является безусловным лидером и будущим локомотивом общей тенденции в ЕАЭС. Маркировка в других странах ЕАЭС, следовательно, должна быть если и не похожей на российскую, то достаточно гармонично сопрягаться с ней.

В Казахстане опыт ЦРПТ и «Честного знака» тщательно изучается и адаптируется к местным условиям, когда это целесообразно. Параллельно ведутся собственные исследования, разработки и внедрение. Пример – табачные изделия. По табаку уже внедрена обязательная маркировка. Проводятся пилотные проекты и изыскания по еще 12 товарным группам. Разработана и функционирует система управления кодами маркировки. Единым оператором маркировки и прослеживаемости товаров Правительством страны определено АО «Казахтелеком». Техническим партнёром оператора является ТОО «Казахстанская марка».

Республика Беларусь начала свои работы самостоятельно и независимо от маркировки в России. С одной стороны, в Беларуси система маркировки уже довольно развитая, с другой стороны, могут потребоваться значительные усилия для ее гармоничного сопряжения с существующими наработками в России и Казахстане – как в техническом плане, так и в методологическом. Оператором государственной информационной системы маркировки товаров в Республике Беларусь является РУП «Издательство «Белбланкавыд».

В Армении, к примеру, наблюдается значительный прогресс в маркировке алкогольной продукции. При этом, методологически он реализован в своём оригинальном ключе, что может создать трудности в сопряжении с будущими общими стандартами по ЕАЭС. Например, алкогольная продукция ёмкостью ниже 0,5 литра и концентрации ниже 9% на территории Армении маркировке не подлежит вовсе.

Трудности, конечно, будут преодолены, но они же означают и дополнительные расходы – лишний аргумент в руки критиков маркировки.

В Кыргызстане, где правительством не первый год ведётся активная борьба с китайским контрабандным транзитом, вполне возможно массовое неприятие маркировки. Если маркировка и будет внедрена значительными усилиями, то на фоне отсутствия или неэффективной борьбы с китайским контрафактом и контрабандой она может оказаться просто бесполезной.

Впрочем, это может измениться, просто таковы сегодняшние реалии ЕАЭС.